Добро пожаловать
Вход / Регистрация

RG150209 033 В залах Литературного музея открылась выставк

Спасибо! Поделитесь с друзьями!

URL

Вам не понравилось видео. Спасибо за то что поделились своим мнением!

К сожалению, только зарегистрированные пользователи могут создавать списки воспроизведения.
URL


Добавлено Выставки

RG150209 033 В залах Литературного музея открылась выставк

10 Просмотры
Описание

В залах Литературного музея открылась выставка Кафка Жанна Васильева В залах Литературного музея на Арбате в рамках года Литературы открылась выставка "Кафка", сделанная галереей "Ковчег" при участии XL галереи и музея общества "Мемориал". Среди более 70 работ - блистательные иллюстрации романов и рассказов Франца Кафки от Андрея Бисти, Игоря Макаревича, Евгения Гинзбурга, Екатерины Гавриловой, Юрия Рыжика... Но только этим спектр представленных работ не ограничивается... "В основном речь о блуждающем контексте, об изобразительных темах и мотивах, которые с творчеством Кафки связаны ассоциативно, лишь в глазах заинтересованных зрителей", - поясняют кураторы "Ковчега" свой замысел. Конечно, блуждающий контекст уловить в строгой концепции много сложнее, чем, скажем, даже бродячие сюжеты в фольклоре. Блуждающий контекст - вроде хвоста кометы. Схватить его невозможно, но, если повезет, можно увидеть. Правда, произведения Кафки - из тех комет, что обладают сразу несколькими хвостами. читайте также Москвичи получили возможность услышать звук на фото Одна из самых впечатляющих историй - о том, как Франц Кафка читал страницы рукописи "Замка" в кругу друзей, самом узком и близком. Ну а про гротескную, полную мрачного абсурда, атмосферу романа, который вдохновил в середине 1990-х сразу двух знаковых кинорежиссеров - нашего Алексея Балабанова и австрийца Михаэля Ханеке, можно и не говорить. Так вот, в местах, где у автора голос срывался от волнения, слушатели дружно смеялись. Не потому, что они были бесчувственны, а наоборот, потому что тонко чувствовали сиюминутный актуальный подтекст. Для них история отношения К. с канцеляриями Замка прочитывалась как восхитительная сатира на нравы Габсбургской империи, только что развалившейся на куски. Это потом австрийский сатирик и поэт Карл Клаус с горькой иронией назовет эту самую империю "опытной станцией конца света". Если он прав, то на звание другой такой станции явно могла претендовать еще одна империя, развалившаяся почти одновременно с Габсбургской, которую мы хорошо знаем. Но в данном случае дело не в количестве "опытных станций" Апокалипсиса. После конца Второй мировой их уже никто не успевал считать, и всем было не до смеха. Вопрос не только в том, как получилось, что именно произведения Кафки, чьи три незавершенных романа "Процесс", "Замок", "Америка" увидели свет после смерти автора от чахотки в 1924-м (и, кстати, против его воли - Кафка завещал Максу Броду сжечь свои рукописи), сконденсировали тот ужас беззащитности и оставленности, который сполна пережил человек ХХ века. Кафка по идее не писал об Апокалипсисе. Он писал о себе, а у него, как он сообщал своей невесте Фелиции Баэур, "нет литературных интересов, я со

Написать комментарий